Интервью Михаила Москалева

megasport-building

Спортивно-концертная инфраструктура Москвы в последнее время претерпевает серьезные изменения. Наряду с появлением новых объектов, нельзя не отметить закрытие и серьезную перестройку спортивного комплекса «Олимпийский». Часть мероприятий, традиционно проводившихся на Олимпийском проспекте, примет «Мегаспорт». Наш генеральный директор Михаил Москалев в прошлом возглавлял «Олимпийский» и прекрасно знает обе площадки.

– Михаил Валериевич, старый «Олимпийский» пошел под снос. Может ли Москва искренне сказать ему «спасибо»?

– Безусловно! Комплекс был построен к московской Олимпиаде и в дальнейшем на протяжении сорока лет верой и правдой служил городу. Здесь проводились крупнейшие турниры по самым разным видам спорта, чемпионаты мира и Европы. Если говорить о том периоде, который я застал, то отмечу в первую очередь этапы Кубка мира по водным видам спорта. Приезжали топовые прыгуны, пловцы, включая легендарного Майкла Фелпса. Нельзя не отметить водное шоу, которое проводила Маша Киселева. Если концерты, которых было огромное количество, – вещь достаточно рутинная, то многие соревнования уникальны. В этом ряду отмечу гонку чемпионов по биатлону, коммерческое соревнование в конце сезона, собравшее 17 тысяч зрителей. Для чемпионата мира среди кадетов и юниоров по фехтованию мы одновременно выстроили 70 фехтовальных дорожек. Проводили современное пятиборье. Причем, лучше площадку найти сложно. Даже на Олимпийских играх отдельные дисциплины, проводятся в разных местах, между объектами приходится как-то перемещаться. У нас же всё, включая выездку, было сосредоточено в одном месте.

– Вы считаете правильным, что вместимость нового «Олимпийского» снизится более чем в три раза, а спортивная составляющая, видимо, уйдет навсегда?

– Нужно смотреть в глаза экономическим реалиям. Во всем мире, как правило, такие объекты – коммерческие, с развитой инфраструктурой, куда входят рестораны, кафе, зоны развлечений, торговые галереи, офисные площади, в том числе для аренды профессиональными клубами. Например, «Мэдисон-сквер-гарден» в Нью-Йорке, «O2 Арена» в Лондоне, «Мерседес-Бенц Арена» в Берлине и другие. Выполнять эти условия в «Олимпийском» без радикальной реконструкции было невозможно, а это большие средства. Было принято решение продать акции частным инвесторам. И сегодня это частный коммерческий проект. Люди вкладывают деньги, имея, очевидно, определенный бизнес-план.

– А вообще Москве нужен крытый комплекс на 40 000 зрителей? Или открытых стадионов достаточно?

– Уверен, что нужен. Проведение больших концертов и включение Москвы в маршрут туров мировых звезд – характеризует нас, как светское государство, показывает, что Россия и Москва являются полноценной частью жизни планеты. При этом стадионы способны проводить шоу лишь в очень ограниченное время, что обусловлено погодой и жестким спортивным календарем. Большую крытую арену в городе необходимо иметь. Может быть, не такую, каким был «Олимпийский», а, допустим, на 25-30 тысяч. Где она будет? Не знаю. Хорошим местом могли бы стать Лужники, где создана фантастическая инфраструктура для проведения чемпионата мира по футболу, и сейчас продолжается ее развитие, с наполнением новыми объектами: аквакомплекс, ледовая арена «Кристалл» и т.д.

– Для потенциальных инвесторов, что перспективнее: концертно-спортивный комплекс или специализированная площадка: концертный зал или, например, ледовый дворец?

– Лучше, чем площадку-трансформер, пока ничего не придумали. Она дороже и сложнее в эксплуатации, но при этом существенно увеличивается загрузка. Например, у нас в «Мегаспорте», мы даже обсуждали Машей Киселевой возможный монтаж бассейна под ее шоу. Можно пофантазировать о каких-то других экзотических вещах, а потом их реализовать. Нельзя забывать, что концерты и спорт – это только часть жизни любого подобного объекта. Паузы между крупными знаковыми мероприятиями должны заполняться выставками, конференциями, форумами и так далее.

– Количество спортивно-концертных залов, которое есть в Москве, достаточно для такого мегаполиса?

– Если говорить о сегодняшнем моменте, то, возможно, да. Но если смотреть вперед, то – проблемы будут. У нас есть определенная недооцененность зрителя, его желаний и возможности платить за продукты, которые мы делаем для него. Наши артисты могут собирать стадионы. Например, Баста в 2018 году проводил у нас концерт три дня, и все три дня был аншлаг. Да и потенциал зарубежных исполнителей подчас оценивается не верно. Например, Билли Айлиш должна была выступать в «Адреналин Стэдиум», а переехала к нам, потому что спрос на билеты превысил возможности арены. Рост рынка очевиден, и площадок будет не хватать. «Мегаспорт» уже сегодня не может обеспечить всех желающих, особенно в осенне-зимний период.

– Вы упомянули шоу Марии Киселевой. Вряд ли дело до бассейна в «Мегаспорте» дойдет в ближайшее время, но ряд традиционных мероприятий из «Олимпийского» переехал уже сейчас.

– И уверен, планка проведения таких мероприятий станет только выше. По многим характеристикам «Мегаспорт» – номер один в столице. Проектировщики и архитекторы предусмотрели и реализовали многие вещи, за что им надо сказать спасибо. Продолжая тему вместимости, отмечу, что у нас – 13 200 посадочных мест, включая ВИП-ложи, а с танцполом и все 16 000. Угол наклона трибун – максимально удобный. Сравнивая, например, конфигурацию трибун «Олимпийского» с «Мегаспортом», заметно, что у последнего, трибуны расположены с большим углом, позволяющим ближе находится к артисту, в «Олимпийском» же они были более пологими. По углу обзора и максимальному приближению зрителя к артисту «Мегаспорт» спроектирован идеально.

Мы имеем всё необходимое, чтобы делать хорошее звучание. Верх арены обшит специальными звукоизоляционными панелями для исключения отраженного звука. При полном заполнении зала даже самый привередливый исполнитель может выстроить правильный звук.

Также для комфорта зрителей такие элементы, как гардероб или туалет, играют немаловажную роль. «Мегаспорт» спроектирован так, что таких помещений здесь в достаточном количестве. Под трибунами – просторные холлы для зрителей с высокими потолками. Это позволяет комфортно проводить время, дает дополнительные положительные эмоции.

Нельзя не сказать о ложах, скай-боксах. ВИП-гости – неотъемлемая часть любого серьезного мероприятия. Их необходимо правильно встретить, предоставить соответствующий сервис. Из тех арен, что я знаю, у нас наиболее удобный подъезд, гости попадают сразу в ложу, не пересекаясь с другими потоками.

Безопасность – важнейшая задача для арен. В «Мегапорте» у каждой входной группы (на синем и красном пандусах) располагаются комфортные досмотровые павильоны, оборудованные для тщательного досмотра зрителей и готовые принять одновременно большое количество посетителей. При въезде на парковку каждый автомобиль, конечно же, также досматривается. Вместимость парковки – 750 машино-мест. У нас также есть специальные площадки для отстоя машин. Вообще пространство вокруг арены позволяет легче решать многие вопросы, от работы полиции до вывоза снега.

– Проведение мероприятия – это не только инфраструктура, но и люди.

– Абсолютно согласен. Кадровая политика – важнейшая вещь. Можно располагать отличной площадкой и плохо ее обслуживать, не имея соответствующих людей: управленцев, администраторов, менеджеров. В итоге ни артист к тебе не пойдет, ни зритель. Нужно всегда быть готовым к каким-то отклонениям, нештатным ситуациям, дополнительным требованиям. Считаю, что наша команда, работающая как на прием зрителей, так и артистов, и спортсменов, самого высокого класса. Горжусь тем, что промоутеры после концертов приходят и благодарят. Это характеристика качества работы.

– Большинство крупных площадок в Москве расположены в северной части города. Влияет ли это на общую посещаемость мероприятий?

– Так исторически сложилось, и не вижу в этом проблемы. В Москве семимильными шагами развивается транспортная сеть. Появилось МЦК, расширяется метро. Его отсутствие, кстати, было большой проблемой «Мегаспорта», но с открытием станции «ЦСКА», которая находится буквально в ста пятидесяти метрах, она была решена. Передвигаться по Москве стало очень комфортно, при желании можно легко воспользоваться такси. В Северном административном округе максимальное количество спортивных площадок. Здесь и все городские службы, включая полицию, отлично готовы к проведению сложных мероприятий, что очень важно.

– Вы руководили «Олимпийским» более трех лет, какое мероприятие за этот период было самым важным, самым сложным, самым интересным или необычным по организации?

Из интересного: «Рамштайн», поразивший чисто немецким подходом к делу. В шесть утра я приехал, площадка была пустая, только мелом сделана необходимая разметка. К семи начали подъезжать фуры, а уже в восемь вечера был концерт с огнем, с мостом в зрительный зал и прочими элементами шоу. Меня, конечно, впечатлил такой профессиональный подход. Или, к примеру, Пол Маккартни. Концерт у него был четыре часа. А перед этим он выступал перед фан-группой, человек в сто, разогревался. Саунд-чек, на котором исполняется обычно две-три вещи, Маккартни отработал три часа! То есть всего – семь! Как это можно? Я искренне не понимаю.

Самое яркое спортивное мероприятие – биатлонная гонка чемпионов. Если на концертах многое стандартно и отработано, то тут – полная перестройка, выход на улицу, мосты, снег и лед в апреле, два десятка тысяч активных болельщиков, и, конечно, звездные спортсмены с улыбками и хорошим настроением.

Поделиться ссылкой:
Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в whatsapp
Поделиться в skype
Поделиться в email
Пролистать наверх